Драгоценные металлы
(по данным ЦБ России, руб/г)

от 22.08.2017

AuЗолото2448,27
AgСеребро32,36
PtПлатина1863,39
PdПалладий1770,22
Монетарный индекс
AuЗолото1,77
AgСеребро7,44
PtПлатина3,14
PdПалладий1,09
Только 100 экземпляров!


Информер график free counters

The place is occupied

Родословная редкой монеты


Пятак 180В. Корецкий Родословная редкой монеты
ВОФ Советский коллекционер // 1975-13

Родословная редкой монеты

Все новое — это хорошо забытое старое!
Потому, наверное, в этом году мы решили предста-вить нашим читателям ряд архивных публикаций журнала «Советский Коллекционер», посвященных нумизматике.

В частности, интересным нам показалось сообще-ние В. Корецкого приоткрывающее тайну о медной 5-копеечной монете, чеканенной на Екатеринбургском монетном дворе, с необычной датой «180», первое известие о которой содержится в книге известного русского нумизмата С.И. Шодуара «Обозрение рус-ских денег и иностранных монет, употреблявшихся в России с древнейших времен» Спб, 1837 года…

 

Шодуар, к сожалению, не дал ее изображения, сославшись на экземпляр, нахо-дившийся в Эрмитаже. Современники Шодуара – крупные коллекционеры и знатоки русских монет Я. Рейхель и Г. Лисенко также не располагали этой монетой. Во всяком случае в систематическом каталоге коллекции Рейхеля, издававшемся в 1842-1847 годах и в сохранившемся каталоге-дневнике Лисенко, она не упоминается.

Вторично описание этой монеты, также без ее изображения, появилось в 1883 году в первом издании «Таблиц русских монет» Х. Гиля. И только в 1898 году в «Корпусе русских монет» Великого князя Георгия Михайловича впервые были показаны лице-вая и оборотная ее стороны [1].

5 копеек Екатеринбургского монетного двора

В 1904 году описание пятака «180.» было включено в книгу «Русские монеты, чека-ненные с 1801-1904 год» Х. Гиля и А. Ильина.

Усиленные поиски необычного пятака, начавшиеся после выхода в свет каталога Гиля и Ильина, который и поныне служит основным пособием для собирателей русских монет, обусловили появление разнообразных подделок, многие из которых описывались как «варианты» в многочисленных торговых каталогах. Это обстоятель-ство, а также несколько противоречивые суждения крупнейших знатоков русских монет побудили нас заняться исследованием екатеринбургского пятака и подделок под него.

По мнению Шодуара екатеринбургский феномен – «пробный пятак, на котором в означении года последнее число не выставлено». Такого же мнения придержива-лись И. Толстой, советские эксперты А. Толмачев-Сосновский и А. Вершинин, и многие другие. Георгий Михайлович, возражая Шодуару, писал «Нам кажется, судя по виду обеих сторон монеты, отчеканенной заржавленным штемпелем, что она не пробная, но по ошибке последняя цифра года не проставлена. Во всяком случае она не ново-дел и чеканена не позже 1810 года».

Следовательно, категорическому суждению Шодуара противопоставлено расплыв-чатое высказывание, из которого следует, что его автор не может назвать причину появления загадочного пятака.

В самом деле: не пробная, не новодельная, не серийная или «по ошибке», что же тогда? Обратимся к фактам.

Правительство Александра I указом от 1 октября 1801 года возвестило о выпуске монет нового образца, в том числе и медной монеты, для которой сохранялись тради-ционный набор номиналов XVIII века и старая монетная стопа (16 рублей из пуда меди). Екатеринбургский монетный двор (на монетах знак – Е.М.) начал выпуск монеты в 1802 году по утвержденным указом образцам (рис.2).

Однако на монетах, датированных 1803 годом, «указные» рисунки немного изме-нены (рис.3): на лицевой стороне орел менее распластан, лапы орла чуть опущены, на хвостовом оперении четко виден крест в цепи ордена Андрея Первозванного, 5 окантованных точек на концентрических линейных ободках расположены более равномерно. На оборотной стороне появилась точка после последней цифры даты, которая так же, как и точки после цифры «5» номинала и после букв «Е» и «М» крупнее и окантованы.

Характерная особенность размещения пяти окантованных точек, как на лицевой, так и на оборотной сторонах монет, датированных 1803 годом, заключается в том, чтоо на равных расстояниях (20 мм по хорде) расположены лишь 4 точки, а пятая, соседст-вующая справа с самой верхней, удалена от нее только на 18,5 мм.

Дошедшие до нашего времени подлинные экземпляры пятаков Е.М. «180.» года несомненно чеканены одним из штемпелей, происходящих от указанного образцового маточника, причем до того, как в штемпеле была выбита последняя цифра данного (очередного) года. Но такие подлинные экземпляры мы, с полным на то основанием, вправе считать пробными монетами в отличии не только от поддельных, но и от изготовленных на том же Екатеринбургском монетном дворе других пятаков, о которых речь пойдет ниже.

Различают два вида так называемых «новоделов»: чеканенные в более позднее время сохранившимися на монетном дворе старыми штемпелями и чеканенные заново изготовленными (если старые не сохранились). Специалисту нетрудно отли-чить новодел от оригинала, но нередко различие настолько велико, что заметно даже и неспециалисту.

Судя по данным, приведенным в статье Деммени «К истории Екатеринбургского монетного двора» [2], Екатеринбургский монетный двор по поручению Министерства финансов несколько раз изготовлял большие партии новоделов.

Так, в 1840 году была изготовлена полная коллекция монет с 1757 по 1840 годы. Поскольку на монетном дворе многие старые штемпеля не сохранились, то по имев-шимся образцам старых монет были изготовлены новые штемпеля, которые по выпол-нении заказа были уничтожены.

В 1856 году был выполнен заказ на 1740 монет, начиная с 1726 года. Недостающие штемпеля были изготовлены по образцам монет, а возможно и по рисункам или опи-саниям из книги Шодуара. На этот раз изготовленные штемпеля не были уничтожены, так как начальник Уральских заводов приказал хранить их на случай повторения заказов.

В 1870 году монетный двор изготовил четыре коллекции монет, начиная с 1726 года для Всероссийской мануфактурной выставки в Петербурге. Во всех случаях изготовля-лись только медные монеты.

Нельзя пройти мимо того факта, что к 1837 году был известен лишь один экземпляр пятака Е.М. «180.», а ко времени выхода в свет упомянутой ранее книги Гиля и Ильина (1904), авторы не считали возможным придать этому пятаку степень редкости выше второй (при 4-балльной системе). Очевидно, они имели для этого достаточно оснований. Из этого следует, что Екатеринбургский монетный двор пополнил число известных пятаков Е.М. «180.» чеканенными при выполнении заказов Министерства финансов сохранившейся парой старых штемпелей.. Именно одной парой. В чем убеждает изношенность штемпелей.

Уместно привести высказывание известного русского нумизмата М. Деммени: «монетный двор мог приготовить монеты, даже не битые в известном году, ибо сам не знал, какие именно сорта известного типа чеканились, а какие нет» [2].

Именно такие монеты имелись в виду, когда заходила речь о неправомерности считать их подлинными и тем более приравнивать их к пробным.

Поддельные экземпляры, во множестве появившиеся после выхода в свет книги Гиля и Ильина, можно разделить на две группы: «подправленные» экземпляры 1802 года (рис.2) без последней цифры даты и точки после нее, то же, но с тремя точками после «180» и экземпляры, у которых основой для фальсификации послужили в основном пятаки 1803 года (рис. 3). У последних либо вовсе нет точки после «180», либо имеются: одна крупная точка в ободке; две или три точки.

Подделками засорены многие коллекции, в том числе и музейные. Так, в Историчес-ком музее хранятся 2 экземпляра первой группы (один без точки после «180», другой с тремя точками), 2 экземпляра второй группы, сфабрикованные из пятаков, чеканен-ных после 1803 года (точка после даты убрана), 2 экземпляра этой же группы с окан-тованной точкой после «180», но с грубо удаленной последней цифрой даты, экзем-пляр этой же группы с двумя точками и экземпляр с тремя точками.

Аналогичные двум последним подделкам экземпляры имеются и в Эрмитаже, но там они числятся в коллекции поддельных монет.

Возвращаясь к цитированным ранее мнениям двух крупных знатоков русских монет, следует сказать, что Шодуар, ссылаясь на пятак, хранившийся в Эрмитаже в 1837 году, был безусловно прав, считая его пробным экземпляром.

Георгий Михайлович же в 1898 году, имея дело уже не с одним единственным экземпляром, не должен был впасть в ошибку, сочтя пятаки Е.М. «180.» случайно выпущенными в обращение по недосмотру персонала монетного двора. Однако он заметил чеканку «заржавленным штемпелем», и это единственное, в чем он оказался прав.

 

Литература

  • [1] Вел. князь Георгий Михайлович «Монеты царствования Александра I» // Спб, 1898
  • [2] Деммени «К истории Екатеринбургского монетного двора» // Труды МНО Т.1, 1898


Запомнить эту страницу на zakladki.yandex.ru Запомнить эту страницу на google.com Забобрить эту страницу! Запомнить эту страницу! Сохранить ссылку на 100zakladok.ru Добавить в МоёМесто.ru Добавить страницу к Мистеру Вонгу Добавить на MyScoop Запомнить эту страницу на ruspace.ru Запомнить эту страницу на toodoo.ru Запомнить эту страницу на twitter.com

медная монета, Царствование Александра I, Советский коллекционер

09.01.2015, 2781 просмотр.

Курсы валют 22.08

Евро 69,4314
Доллар США 59,1409